Домой Новости Доктор технических наук Ренат Хамидуллин: «Себестоимость нефти у нас намного выше, чем...

Доктор технических наук Ренат Хамидуллин: «Себестоимость нефти у нас намного выше, чем на Ближнем Востоке»

9
0

00:00, 23 сентября@Vechernie Chelny#Промышленность

Доктор технических наук Ренат Хамидуллин: «Себестоимость нефти у нас намного выше, чем на Ближнем Востоке»

Почему растет стоимость топлива, будет ли очередное повышение и насколько хватит нефти Татарстану, нам рассказал профессор кафедры общей химической технологии КНИТУ, доктор технических наук Ренат Хамидуллин.

Доктор технических наук Ренат Хамидуллин: «Себестоимость нефти у нас намного выше, чем на Ближнем Востоке»

— Ренат Фаритович, расскажите, пожалуйста, почему в Татарстане – нефтяной республике – такие высокие цены на бензин?

— Начнем с того, что себестоимость нефти у нас намного выше, чем на Ближнем Востоке. В арабских странах всего 3-5 долларов за баррель, а у нас в пределах 16-18-ти с учетом разработки и эксплуатации залежей и месторождений с трудноизвлекаемыми запасами. Это намного выше соответственно, рентабельность намного меньше. Также в федеральный бюджет каждый год закладывается оптимальная цена на нефть. Продавать ее по меньшей стоимости невыгодно и государственным, и частным нефтяным компаниям. Вообще, у нас ценообразование продуктов переработки нефтяного сырья отличается от мирового. Во всем мире вместе с повышением цены на нефть падают и цены на продукты ее переработки, включая бензин и солярку, а у нас наоборот. Когда цена на нефть падает или растет, цена на нефтепродукты неизбежно поднимается.

— С чем именно это связано?

— С налоговой политикой, с несовершенством налога на добычу полезных ископаемых и прочих законодательных актов. Он очень большой, и на территории России является сдерживающим фактором. Но нельзя не учитывать и тот факт, что у нас государство держит монополию по ценообразованию. Может быть, частным компаниям хотелось бы поднять цены, но правительство их сдерживает. 46 рублей за литр АИ-95 как держался в течение долгого времени, так и держится, — это хорошо.

— Следует ли нам когда-нибудь ожидать снижения цен на бензин?

— Мы никогда не видели, чтобы цены на бензин снижались. Если они поднялись до какого-то уровня, то при нынешней налоговой политике уже не упадут. Главная задача сохранить стоимость топлива на приемлемом уровне. Хочу отметить, что существует инфляция, которая, даже без остальных факторов, будет поднимать цены. От этого никуда не денешься.

— Влияет ли повышение цен на нефть на нашу нефтяную промышленность?

— Цены на мировом рынке практически никак не сказываются на цене нефти внутри России. Мы как перерабатывали, так и перерабатываем добрую половину добываемой нефти на отечественных нефтеперерабатывающих заводах при достаточно стабильной цене нефти на нашем внутреннем рынке. На цену продуктов нефтепереработки и наши нефтеперерабатывающие производства это также не должно влиять. Другое дело, если снизится объем добычи, то себестоимость может повыситься. И буквально вчера я говорил с одним из технологов Роснефти. Они сократили определенную долю от общего объема добычи в своей компании. Цены на все нефтепродукты теперь, очевидно, могут вырасти, так как объемы экспорта и, соответственно, доходы и прибыль станут меньше. То есть чем меньше предложение, тем больше цена. Это базовые основы экономики. Хотел бы отметить, что в Татарстане не сдерживается нефтедобыча. Тут имею в виду ПАО «Татнефть» и малые нефтяные компании на территории нашей республики.

— Но нефть и нефтепродукты в России производит не только Татарстан, и нам в любом случае стоит ждать роста цен?

— Именно так. К тому же, если все будут повышать цены, то и мы повысим до определенного предела, который установит государство как монополист. Стоит помнить, что ПАО «Татнефть» — это де-факто государственная компания, в отличие от многих действующих малых нефтяных компаний. Суммарная добыча ПАО «Татнефть» и частных компаний в Татарстане составила порядка 34 миллионов тонн за прошедший 2019 год.

— То есть добыча нефти растет?

— Незначительно, но растет из года в год. Недавно видел интересное исследование. В нем говорилось, что нефти в Татарстане хватит более чем на 100 лет. Когда я поступал на нефтяной факультет в 1979 году, тогда говорили, что нефти в регионе хватит на 35-40 лет. Многие меня отговаривали от поступления в КХТИ на нефтяной факультет. Спустя 20 лет подобные прогнозы были уже на 50-60 лет. А десять лет назад давали прогнозы на 70 лет. А сегодня вот уже на 100 лет. Мы продолжаем находить и разрабатывать новые месторождения. К тому же у нас развиваются новые и современные технологии добычи нефти. Теперь мы можем извлекать запасы, которые раньше не могли, например, неизвлекаемые перешли в разряд трудноизвлекаемых, а последние в извлекамые.

— А что насчет экологии?

Давайте возьмем те же электромобили. Их все равно заряжают от электричества, которое получаем из все тех же углеводородных источников. Зачем нужна такая промежуточная ступень? Решение проблем с экологией более качественное топливо. Мы начали производить бензин более высокого класса АИ-100. Это способствует снижению продуктов неполного сгорания топлива, меньше загрязнения атмосферы токсичными выхлопами, меньше расход топлива и выше мощность двигателя внутреннего сгорания (ДВС). Авиационное топливо уже имеет октановые числа с гораздо высокой сортностью. А сортность – это показатель бензина, способного развивать гораздо большую мощность авиационного двигателя по сравнению с ДВС. Автомобильное топливо тоже однажды дойдет до такого уровня эксплуатационных характеристик. Однако, при этом необходимо учитывать принципиальную разницу в устройстве и работе автомобильных и авиационных (реактивных) двигателей.

— Будет ли у бензина в ближайшее время альтернатива?

— Недавно я был в Бельгии (город Брюгге) на стажировке. Там они, например, системно переходят на сжиженный природный газ (СПГ) в качестве топлива для легковых и грузовых автомобилей. Они уже многие автомобили начинают переводить на сжиженный вид топлива и заправлять их на газозаправочных станциях. Европа переходит на СПГ, и нам тоже придется в ближайшее время следовать их примеру. К тому же, среди преимуществ СПГ можно выделить нетоксичность, эффективность и удобство хранения, а также транспортировки и потребления. Сжиженный природный газ делает возможным газификацию населенных пунктов и промышленных объектов, которые расположены в регионах, отдаленных от газотранспортной системы. Мы будем тогда перерабатывать нефть не столько в нефтепродукты по топливному варианту, а в другие, более маржинальные виды нефтехимической продукции.

Андрей ТОРОПОВ

Фото: Getty Images

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь