Домой Новости Нарушение Европейским судом по правам человека принципов субсидиарности и свободы усмотрения государства...

Нарушение Европейским судом по правам человека принципов субсидиарности и свободы усмотрения государства в деле А. Навального

11
0

16:27, 18 февраля@Mezhdunarodnaja zhizn'#ПравоТигран Оганесян, к.ю.н., доцент кафедры Европейского права Дипломатической академии МИД России

Нарушение Европейским судом по правам человека принципов субсидиарности и свободы усмотрения государства в деле А. Навального

16 февраля 2021 года Европейский суд по правам человека в своем решении призвал российские власти «немедленно освободить» Алексея Навального в рамках удовлетворения ходатайства адвоката заявителя об обеспечительных мерах в соответствии с Правилом 39 Регламента ЕСПЧ. Решение, как отмечается самим ЕСПЧ, принято на основании «рисков для жизни [Алексея Навального] и общих обстоятельств его задержания» (Пресс-релиз Секретариата Европейского суда от 17 февраля 2021).

Данное решение Европейского суда является проявлением нелигимности, поскольку согласно Правилу 39 Регламента Суда ходатайства об обеспечительной мере удовлетворяются только в исключительных случаях, когда заявителю грозит реальный риск причинения серьезного и необратимого вреда. На практике обеспечительные меры в основном касаются высылки и выдачи. Они обычно заключаются в приостановлении высылки или выдачи заявителя на время рассмотрения заявления. В решении по делу А. Навального ЕСПЧ не обосновывает подробно свои конкретные опасения, характер угрожающей заявителю опасности.

Принятое решение противоречит собственной прецедентной практике Европейского судав, в которой рассматривались дела о лицах, содержащихся под стражей: дело F.G. v. Sweden (№ 43611/11, 23 марта 2016 года); дело Paposhvili v. Belgium (№41738/10, 13 декабря 2016 года); дело D. v. the United Kingdom (№ 30240/96, 2 мая 1997 года); дело N. v. the United Kingdom (№ 26565/05, 27 мая 2008 года); дело Öcalanv. Turkey (№ 46221/99, 12 мая 2005 года); дело Nivette v. France (№ 44190/98, 3 июля 2001 года); дело Babar Ahmad and Others v. the United Kingdom (№ 24027/07 и др., 10 апреля 2012); дело Kotsaftis v. Greece (№ 39780/06, 12 июня 2008); дело Paladi v. the Republic of Moldova (№39806/05, 10 марта 2009 года); дело Aleksanyan v. Russia (№ 46468/06, 22 декабря 2008 года); дело Salakhov and Islyamova v. Ukraine (№ 28005/08, 14 марта 2013 года); дело Lambert and Others v. France (№ 46043/14, 5 июня 2015 года).

Европейский Суд неоднократно заявлял, что не является судом «четвертой инстанции». Парадигма деятельности ЕСПЧ состоит в том, что Суд признает за государствами свободу усмотрения и старается, насколько возможно, не давать ни новой оценки фактам, ни нового толкования национального права. Европейский Суд не является, строго говоря, вышестоящей инстанцией («четвертой инстанцией») по отношению к внутренним судам (см., например, § 76 постановления по делу «P.G. and J.H. v. the United Kingdom» от 25 сентября 2001). Страсбургский Суд не вправе «пересматривать» дела, рассмотренные на национальном уровне, не переоценивает доказательства, а опирается на те факты, которые установили национальные судебные инстанции, и исходит из того понимания национального права, которое есть у национальных судей.

Европейский Суд в своих постановлениях регулярно ссылается на основополагающий принцип субсидиарности, лежащий в основе Конвенции и закрепленный в Протоколе № 15 к Конвенции. Это означает, что Договаривающиеся государства несут ответственность за обеспечение соблюдения прав и свобод, охраняемых Европейской конвенцией о правах человека, а ЕСПЧ выполняет субсидиарную, т.е. «дополняющую», роль по отношению к национальным судам, а не замещает их (см. § 154 постановления по делу «A. and Others v. the United Kingdom» от 19 февраля 2009 года). Таким образом, Европейский суд, наделив себя весьма широкой компетенцией толковать Конвенцию, в том числе и в расширительном смысле, вместе с тем ограничен в возможностях по пересмотру внутренних решений.

Доктрина свободы усмотрения, выработанная практикой ЕСПЧ, подразумевает, что государствам предоставляется определенная свобода усмотрения для учета особых обстоятельств каждого государства. Сам ЕСПЧ признает, что для поддержания своего институционального авторитета он должен воздерживаться от вмешательства в свободу усмотрения, предоставляемую Договаривающимся государствам (дело «Scordino v. Italy» (№1) (№ 36813/97, 26 марта 2006 года); дело «Varnava and Others v. Turkey»; дело «Winterwerp v. the Netherlands»; дело «Iglesias Gil and A.U.I. v. Spain», дело «Slivenko v. Latvia»).

Избирательный подход ЕСПЧ в части установления обеспечительных мер и толкования правила 39 Регламента ЕСПЧ противоречит Конституции России, согласно ст. 79 которой: «Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации». В соответствии с установленной процедурой уполномоченные российские органы вправе обратиться в Конституционный суд для рассмотрения вопроса о возможности исполнения данного решения ЕСПЧ. Ранее, Конституционный суд Российской Федерации уже признавал невозможность исполнения решений ЕСПЧ по делу бывших акционеров «ЮКОСа» (2015) и по «Анчугов и Гладков против России» (2016). Примат национальной конституции над международным правом не является уникальной ситуацией и действует во многих западных странах, в том числе в Великобритании, Германии и США.

Таким образом, Европейский суд по правам человека не вправе отменить решение национального суда, он вправе лишь указать на необходимость изменения меры пресечения, если еще не вынесено судебное решение по существу. В случае с делом А. Навального Европейский Суд нарушает принцип субсидарности и свободы усмотрения государства.

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Источник: Международная жизньТемы: Право

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь